сегодня в 12:04
1000 <
0

До конца лета в Парке Горького проходят лекции для владельцев питомцев и тех, кто планирует взять из приюта кошку или собаку. Программу организуют центр реабилитации временно бездомных животных «Юна», Парк Горького и столичный Департамент транспорта — разработчик онлайн-платформы «Хвосты и лапки» по устройству бездомных животных.

Эта совместная акция не первая. Многие видели на улицах Москвы плакаты с надписью «Желточек ищет дом»: работник транспорта держит на руках кота и предлагает его «усыновить». Хотя в «Юне» четвероногие живут с комфортом, приют не заменит им настоящую семью.

Позитивный приют

Административное здание центра «Юна» находится в Подольске и напоминает гигантский кошачий домик или аквариум: асимметричное, с круглыми окнами разного размера, внутри — горшки с вьюнами, разноцветные картонные деревья. Такой дизайн создан специально, чтобы посетители охотно возвращались сюда: за питомцем или на волонтерскую работу.

«У нас позитивное позиционирование. Не хотим, чтобы визит в наш приют наносил моральную травму, а люди уходили со слезами на глазах. К тому же у нас на экскурсиях бывают школьники, важно привить им любовь и гуманное отношение к животным через позитив», — отмечает PR-менеджер «Юны» Полина Рыховская.

Реабилитационный центр «Юна» имеет статус некоммерческой организации и существует исключительно на благотворительные пожертвования. В прошлом году НКО получила около миллиона рублей от Фонда президентских грантов на реализацию проекта бесплатной стерилизации животных. Но деньги нужны постоянно, чтобы четвероногие беспризорники не чувствовали себя обездоленными. Поэтому, например, вся выручка за медицинские процедуры и операции в собственной ветеринарной клинике «Юны» идет на содержание животных.

В приюте сейчас живут около 100 кошек и 150 собак. На трех-четырех обитателей приходится отдельная теплая спальня с мягким полом-матом и лежанками, будками. Из спальни дверца-жалюзи ведет в вольер, где четвероногие могут подышать воздухом, побегать, полазить по бревнам. При поступлении все животные попадают в специальное отделение на карантин, откуда после получения отрицательных анализов переезжают в стандартные боксы.

На передних лапах 

Собаки встречают нас разноголосым лаем, встают на задние лапы, пытаются дотянуться из вольеров. Кошки трутся о решетку и заглядывают в глаза. Если протянуть к ним руку — мурлычут.

«Они привлекают внимание. Бывает, даже отталкивают друг друга, как дети, когда кто-то приходит на них посмотреть. Все хотят домой», — говорит директор центра по связям с общественностью Екатерина Дунаева.

По ее словам, за июль удалось пристроить только 15 подопечных. Это мало. Летом центр не проводит выставки, поэтому пристройств всегда меньше. Но за все время работы «Юна» нашла дом 1800 «выпускникам».

«Многие животные в “Юне” частично парализованы из-за полученных травм», — объясняет Полина Рыховская и проводит нас в «Кошкин дом». Это игровая комната с башенками для лазания, лоточками, когтеточками, мячиками и мышками. Здесь здоровые и травмированные кошки адаптируются в социуме. Сюда приходят на смотрины потенциальные «усыновители».

Один из котов — полосатый Руфус. У него действуют только передние лапы, а задние перекошены на правую сторону и неподвижны. Руфус волочит их, ползая по комнате. Но паралич не мешает ему интересоваться игрушками. В приюте много кошек со спинальной атрофией: они либо выпали из окна, либо попали под машину и повредили позвоночник. Но шанс на восстановление, уверены специалисты, есть.

В собачьем отделении тоже живут «спинальники». Черного с висячими ушами Чижа и рыжего лохматого коротконогого Нокса сбили машины. Волонтеры подобрали их на проезжей дороге и доставили в реабилитационный центр. Неподвижные задние лапы собак забинтованы, чтобы они не стирали их при передвижении.

Парализованные подопечные дважды в день проходят процедуры реабилитации. Для этого есть кабинет с беговыми дорожками (одна из них в воде, чтобы облегчить нагрузку крупной собаке), разноцветными ковриками с пупырышками, столбиками и перекладинами.

«Коврики нужны для того, чтобы раздражать рефлексы на лапках, поскольку у животных чувствительные подушечки. Так постепенно они начинают ощущать свои конечности. А препятствия вынуждают их делать полноценный шаг», — объясняет инструктор-реабилитолог Наталья Гончарова.

Она привела на процедуру французского бульдога Жака, у которого из-за генетического заболевания отказали задние лапы. Одну лапу удалось привести в норму: пес самостоятельно наступает на нее. Вторая безжизненно висит. У Жака есть хозяин — животное здесь временно, пока не поправится. «Юна» стала для него чем-то вроде санатория. Впрочем, сотрудники не делают различий. Каждый подопечный реабилитационного центра, нуждающийся в лечении, получает здесь помощь.

«Родители» и опекуны 

Животные попадают в «Юну» по заявкам, которые поступают по электронной почте центра. Их подают люди, нашедшие собаку или кошку в тяжелом состоянии.

«К сожалению, мы не можем помочь всем. Отвечая на вопросы в соцсетях, я рекомендую прежде всего оценить состояние найденного животного. Если есть возможность помочь, то лучше стать его куратором, отнести животное в ветеринарную клинику, провести лечение. Затем искать хозяев», — советует SMM-менеджер Борис Вендров.

Поиск семьи для питомца — очень сложный и деликатный процесс.

«Сначала потенциальные “родители” проходят собеседование с нашим зоопсихологом, который спрашивает, в частности, были ли у них животные раньше. Если хотят взять кошку, мы проверяем, стоят ли на окнах сетки “антикошки”, способные выдержать прыжок животного за птицей. Если берут собаку, мы лично ее отвозим, чтобы посмотреть, в каких условиях ей предстоит жить. Кроме того, “усыновители” подписывают с нами договор, один из пунктов которого — обязательная стерилизация животного по достижении им семи месяцев», — рассказывает Екатерина Дунаева.

Бывает, что приемные «мама» и «папа» хотят крупную и подвижную собаку типа хаски, а их образ жизни — диван и телевизор. В таких случаях сотрудники предлагают кота.

«Когда приезжают за маленькими котятами или щенками, мы советуем хозяевам взять несколько выходных на работе, что-то вроде декретного отпуска, чтобы помочь питомцам адаптироваться», — добавляет Екатерина.

После «усыновления» новые хозяева обязаны регулярно присылать в «Юну» фото и видеоотчеты: через три дня, затем через неделю, далее — спустя месяц, полгода.

Чтобы потенциальные «усыновители» заранее знали, к чему готовиться, «Юна» проводит лекции для взрослых и детей на своей территории и на выезде, например, в Парке Горького. Центр также разработал и успешно реализовывает программу «Юна-Класс» для школьников — детей обучают правильному обращению с питомцами и прививают гуманистические ценности.

«Если мы видим, что человек не готов взять животное домой, но ему очень хочется, предлагаем опекунство: он выбирает себе собаку или кошку и оплачивает опекунский взнос, заботится, навещает», — отмечает Екатерина.

«Мама» для Агаты и Риды 

Почти каждый сотрудник «Юны» однажды уходит с работы не один. Так, Екатерина Дунаева «усыновила» хулиганистого пса Грея, от которого дважды отказывались хозяева. А Полина Рыховская взяла двух собак и слепую кошку.

«Одна собака уже умерла. Вторая — Рида, гладкошерстный фокстерьер. Она была домашней девочкой. Ее хозяева съехали с квартиры, а Риду привязали к трубе на лестничной площадке, где жила наша коллега. Она привела собаку в приют, а я увидела ее и поняла, что не расстанусь с ней», — вспоминает Полина.

Полинина кошка Агата попала в «Юну» маленьким котенком, которого волонтеры подобрали на улице. Инфекция поразила ее глаза, и к тому же у Агаты обнаружилась врожденная эпилепсия. Кошку никто не хотел брать, поскольку за ней требуется особый уход, ее нельзя оставлять надолго одну. Животное постоянно находилось в ординаторской под присмотром врачей. Однажды Полина зашла туда, и Агата взобралась на нее, как ребенок. Так она и ушла с кошкой на руках.

Агате повезло. Остальные животные с проблемами со здоровьем рискуют навсегда остаться без семьи. Но сотрудниками «Юны» движут вера, надежда и любовь. «Я верю, что “приемные родители” найдутся для всех наших подопечных, даже для инвалидов», — говорит Борис Вендров.

Помочь животным, которые попали в трудную жизненную ситуацию, может не только специалист, работающий в приюте, но и любой москвич. Это легко сделать в благотворительном сервисе mos.ru в разделе «Животным». Средства можно пожертвовать кошкам, собакам, на реабилитацию диких животных, а также на стерилизацию, лечение и программы поиска новых хозяев для бездомных питомцев.

Комментариев ещё нетнаписать
А вы что думаете?
Ваша оценка

Похожие новости